Темы на 17 июля

ЕЖЕДНЕВНЫЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ

КАПИТУЛЯЦИЯ И САМОАНАЛИЗ

Моя устойчивость вырастала из стремления отдавать, а не из требования получать для себя.

Такой подход, по моему мнению, годится и для обретения эмоциональной трезвости.

Если мы проанализируем любую неприятность, большую или не очень, то в основе ее обнаружим некую нездоровую зависимость и вытекающее из нее нездоровое же требование с нашей стороны. Давайте же с Божьей помощью отказываться от этих, сковывающих нас притязаний. Тогда мы станем свободными для жизни и любви. Тогда мы сможем вести себя и других с помощью Двенадцатого Шага к эмоциональной трезвости.

Язык сердца

The Language of the Heart, p. 238

Годы зависимости от алкоголя — химического вещества, изменяющего настроение, — лишили меня способности эмоционально общаться с товарищами. Я считал, что должен быть самостоятельным, надеяться только на себя и сам управлять своей жизнью в мире людей, на которых нельзя положиться. В конце концов я потерял уважение к себе и оказался один на один со своей зависимостью, не способный доверять себе или верить во что‑либо. Капитуляция и самоанализ в сочетании с рассказами о себе новичкам помогли мне смиренно попросить о помощи.

Истории из книги «Анонимные Алкоголики»

УЧЕНИЦА ЖИЗНИ

Как бы то ни было, мне удалось окончить колледж, но, в то время как большинство моих товарищей нашли себе хорошую работу и резко бросили пьянствовать, я, похоже, отстала ото всех. Я решила, что мне тоже пора остепениться и пить правильно. Однако, к своему огорчению, обнаружила, что не могу.

Я устроилась агентом по сбыту — жалкая работенка, за которую я получала гроши, поэтому я продолжала жить с родителями. На ней я продержалась два года по одной-единственной причине — она позволяла мне пить с минимальными неудобствами. Схема была такова: объезжая клиентов, я покупала где-нибудь четверть галлона виски и прятала его под свое сиденье в машине. Придя вечером домой, я садилась перед телевизором, выпивала не менее половины виски и смотрела одни и те же передачи, пока не отрубалась. Так я пила сама с собой каждый вечер на протяжении почти двух лет. Я превратилась в пьяницу-одиночку и понемногу становилась нервной.

Мое поведение в этот период было классическим: я прятала бутылки по всему дому; тайком попивала из родительских маленьких запасов спиртного, когда мои собственные истощались; высчитывала, сколько бутылок выбросить за раз, чтобы в мусорном мешке не звенело; доливала воды в бутылки водки и джина, которые держали у себя родители, и так далее. Кроме того, я записывала на видео свои любимые старые передачи, когда смотрела их, потому что всегда засыпала, не дождавшись конца.